Меню

Практика редактирования и современная издательская деятельность

6 Теория и практика редактирования: Хрестоматия / Под ред. проф. Н.М.Сикорского.М., 1968.С.196.Сикорский Н.М. Теория и практика редактирования: Учебник для вузов по спец. "Журналистика". - 2-е изд., испр. и доп.Теория и практика редактирования: Хрестоматия / Сост. Сикорский Н.М., Толстяков А.П.; Под ред. Н.М. Сикорского.

Смысл художественного объекта, заключенный в определенную форму, направлен на отражение понимания художником окружающей действительности. По мнению М.М. Бахтина, редактор должен при оценке сочинения исходить из анализа "плана смысла"
1 и "плана факта" произведения. Ясно, что один из основных аспектов редакторского анализа произведения – анализ его смысла. Речь идет о таких критериях оценки, как актуальность и злободневность, оригинальность и новизна, полнота воплощения, а кроме того, мастерство реализации авторского замысла. Последнее сосредоточивает внимание редактора на плане факта произведения.
Для редакторского анализа продуктивен такой подход к рассмотрению художественного произведения, при котором литературный труд исследуется в его связи с читателем. Именно влияние произведения на личность должно быть точкой отсчета в оценке художественного объекта. Действительно, художественный процесс предполагает диалогические отношения писателя и читателя, а в качестве конечного продукта художественной деятельности можно рассматривать воздействие произведения на читателя. Следовательно, редактору необходимо понимать, какие именно аспекты и стороны литературного произведения нужно рассматривать, чтобы анализ был действенным, соответствовал сущностным характеристикам произведения искусства.
Рассуждая о смысле произведения, нужно иметь в виду, что речь идет не о бытовом понимании смысла в расхожем значении содержания произведения. Речь идет о смысле художественного объекта в более общем виде. Смысл произведения проявляется в процессе восприятия искусства. Остановимся на этом подробнее.
Художественный объект включает три этапа: этап создания произведения, этап его отчуждения от мастера и самостоятельного существования, этап восприятия произведения (схема 1).
Схема 1
Художественный объект Этап создания произведения Этап отчуждения от создателя (самостоятельное существование произведения) Этап восприятия произведения
Важно отметить,что адекватность редакторского анализа обеспечивается пониманием специфики каждого этапа. Итак, главное – то, ради чего создается произведение литературы, – смысл, который художник вкладывает в содержание произведения, для реализации которого ищет определенную форму. При этом стоит также сказать, что замысел имеет управляющее значение для процесса создания художественного объекта, для этапа художественного творчества (схема 2).
Схема 2
Художественное творчество Рождение замысла Воплощение замысла в произведении искусства
Воплощенный в произведении искусства замысел, именно замысел прежде всего, воспринимается читателем, управляя этапом восприятия художественного творчества (схема 3).

В 19 в. редактор становится видной фигурой в рус. лит-ре и журналистике.  М., 1992; Сикорский Н. М. Теория и практика редактирования.

Схема 3
Восприятие произведения искусства Замысел
А весь художественный процесс является, как уже говорилось, диалогическим процессом общения художника с тем, кто воспринимает произведение (схема 4).
Схема 4
Художественный процесс Автор (рождение замысла) Автор (воплощение замысла) Читатель (восприятие замысла)
Следовательно, и редактор при анализе произведения должен рассматривать прежде всего замысел.
Таким образом можно задаться вопросом: В чем же суть замысла? Не является ли замысел синонимом темы или проблемы произведения?
Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся снова к рассуждениям о сущности литературы. А.П. Чехов писал А.С. Суворину: "Вспомните, что писатели, которых мы называем вечными, или просто хорошими, и которые пьянят нас, имеют один общий и весьма важный признак: они куда–то идут и Вас зовут туда же! Вы чувствуете не умом, а всем своим существом, что у них есть какая–то цель, как у тени отца Гамлета, которая недаром приходила и тревожила воображение. Лучшие из них реальны и пишут жизнь такой, какая она есть, но от того, что каждая страница пропитана, как соком, сознанием цели, Вы, кроме жизни, какая она есть, чувствуете еще ту жизнь, которая должна быть".
Писатель оценивает то, что его окружает, и говорит о том, какою хотел бы видеть действительность. Вернее, не "говорит", а отражает мир таким образом, что читатель понимает его. В произведении искусства реализуется наличие и долженствование жизни, осуществляется интерпретация художником жизненных ценностей. Именно замысел вбирает в себя ценностные ориентиры писателя и определяет отбор жизненного материала для произведения.
Прежде чем более подробно говорить о том, как А.П. Чехов подходил к вопросу редакторского мастерства, скажет несколько слов об историческом аспекте профессии редактора. Итак, как писал Н.М. Сикорский
2, профессию редактора принято считать одной из древнейших. С тех пор как люди научились закреплять свои мысли для передачи другим и сохранения во времени, точность воспроизведения текстов приобрела важное значение ". Однако со времени возникновения письменности до времени, когда редактирование выделилось в отдельную профессию со своей профессиональной лексикой и правилами прошло не одно столетие. Первым русским редактором печатной книги можно считать Ивана Федорова, отредактировавшего в середине XVI века "Апостол". И все же только в XIX веке появилось осознание самостоятельности труда редактора. Начало этого века было связано с редакторской деятельностью декабристов и Пушкина, а конец — с редакторской работой Короленко и Чехова.

Станько А.И. Пушкин - журналист и редактор. - Ростов-на-Дону, 1973. Теория и практика редактирования: Хрестоматия / Сост.

В XIX веке стали постепенно формироваться традиции в редакторской деятельности. Тогда уже накапливаются формы и методы редактирования, обосновываются критерии оценки произведений литературы. Но все же даже в конце позапрошлого века литературное редактирование осуществлялось в основном на основе вкуса и знания редактора, так как специальной теории редактирования еще не было. Поэтому часто "работа редактора выходила за рамки чисто редакторской работы: писатель, используя собственный писательский опыт, как бы вторгался в сферу чужого языка и стиля. Это отчетливо видно, например, в правке А.П.Чехова"
3 , – считают авторы книги "Редактирование: общий курс". Я не могу говорить обо всех писателях–редакторах XIX века, но что касается Чехова, то мне кажется, в отношении его редакторской работы это замечание верно лишь отчасти. Здесь, пожалуй, более справедливо высказывание Н.М. Сикорского о Чехове–редакторе: "Редактор бережно относится к тексту автора, не делает никаких исправлений лексического, стилистического или иного характера, но снимает все, что ему кажется лишним в конструкции сочинения или отдельных фраз"
4 .
Рассмотрим такой пример. Чехов, действительно, как мы можем видеть из правленого им рассказа Е.М. Шавровой "Софка", обращается с авторским текстом очень бережно, корректно, меняя в основном лишь форму слова (время глагола, падеж существительного…) или заменяя слова синонимами с более точным и подходящим для данного текста значением. Например, слово "сделалась" в контексте "сделалась взрослой барышней", Чехов заменил более привычным для этого выражения словом "превратилась".
Когда же А.П.Чехов все же вынужден вмешаться в язык и стиль того или иного начинающего литератора, то в письмах к нему он обязательно замечает, что "это не критика, а очень субъективное рассуждение, которым Вы имеете полное право пренебречь…"
5.
Можно сказать, что письма Чехова к молодым литераторам иногда, действительно, выглядят слишком субъективными. Виной всему эмоционально окрашенная, образная лексика писателя. Но, скорее всего, это связано с отсутствием в то время четко сформулированных правил редактирования и специальной редакторской лексики. Поэтому Чехову и приходилось оправдывать свои замечания в столь образной форме. Вот, например, как Чехов объясняет А.С. Лазареву–Грузинскому такую композиционную ошибку, как отступление от темы: "Нельзя ставить на сцене заряженное ружье, – пишет Чехов, – если никто не имеет в виду выстрелить из него"
6. Или вот еще пример из письма А.П. Чехова А.С. Суворину: там, где сегодняшний редактор просто заметил бы, что не соблюдена достоверность фактического материала, Чехов в чувствах восклицает: "Цветок лотоса, лавровые венки, летняя ночь, колибри — это в Индии–то!". Не будет сегодняшний редактор и говорить о неудачно выстроенной фразе, что она "тяжелая, как булыжник", или выстроена "аляповато, по–бабьему", или что фразу надо сделать "сочней, жирней"…Но опять же повторюсь, сегодняшний редактор вооружен специальной лексикой и правилами.
Сделав необходимые общие замечания и оговорки о Чехове–редакторе, можно перейти к разговору непосредственно о тех советах, которые Чехов давал в основном в письмах начинающим литераторам. Все знают крылатое чеховское выражение "Краткость – сестра таланта". А из редакторских замечаний Чехова мы узнаем, что это правило должно быть лозунгом не только литераторов, но и литературных редакторов. Ведь любимейшим видом правки для Чехова была правка–сокращение. Впрочем, совету почти всем молодым писателям сокращать свои произведения от 1/3 до 1/2, сам он их работы так кардинально не сокращает. Чехов убирает лишь кое–где фразу, явно лишнее слово, предлог. А все остальное предоставляет делать самим авторам.
Как–то А.П. Чехов писал Л.А. Авиловой: "Это не рассказ, а вещь и притом громоздкая вещь. Вы нагромоздили целую гору подробностей, и эта гора заслонила солнце". Этой же писательнице Чехов советует тщательнее работать над романом: год его писать и полгода сокращать. Сокращение же состоит в основном в вычеркивании лишних подробностей, которые, по мнению редактора, только утомляют читателя, даже если эти подробности очень интересные. Сокращать советует Чехов даже Горькому, талант которого оценил настолько, что даже признался в зависти к его мастерству. Несдержанность в описании природы, женщин и других вещей и людей видит опытный редактор у начинающего литератора. Эти описания, по мнению Чехова, должны быть более компактны без таких лишних и штампованных слов как "нега", "шепот"… Правка–сокращение здесь мотивирована не ограниченным объемом газетной или журнальной полосы, а скорее низкими художественными качествами текста, засоренного лишними словами и подробностями.
Интересно и то, что среди 6–ти условий, которые требуются для создания хорошего художественного произведения и

Теория и практика редактирования: Хрестоматия / Под ред. Н.М. Сикорского. - М.: Высшая школа, 1968. Сикорский Н.М. Теория и практика редактирования.

Набор на программу "Практика редактирования и современная издательская деятельность". 20.02.2012.54. Проблемы типологии книги в теории и практике редактирования.  – 239 с. Сикорский Н.М. Теория и практика редактирования.

Теория и практика русского литературного языка: Литературное редактирование.  20) Сикорский Н. М. Теория и практика редактирования, 2- издание.24 октября 2015

Характеристика принятых в практике редактирования знаков правки.  Лихтенштейн Е.С., Сикорский Н.М., Урнов М.В. Теория и практика редактирования.Теория и практика редактирования: Хрестоматия. Автор/создатель: Сикорский Н.М., Толстяков А.П. (составители).

Вклад М. В. Ломоносова в теорию и практику редактирования актуален и в наше время.  Теория и практика редактирования: Хрестоматия.

Купить готовую работу → "Теория и практика редактирования. Авторская позиция в журналистском произведении".Текст как объект литературного редактирования. Трактовка термина "текст".  Практика редактирования в её лучших образцах служит подтверждением этому.

Результаты поиска: теория и практика редактирования. найдено 7241 страниц.  Представлены структура редактор

Одновременно с разработкой вопросов теории и практики редактирования ученые факультета журналистики МГУ и МПИ (ныне МГУП)Виды графики. Практика в Paint.  рисунков) с изображением инструментов, которыми можно пользоваться в процессе рисования или изменения (редактирования) рисунка.